Теория и практика марксизма


Николай Миляев3 янв. в 05:41

ЛМЭ

От марксистской теории –

к практике диктатуры пролетариата (СССР).

От практики СССР –

к учению и практике социализма.

(что такое марксизм)

Марксизм
— это учение о материалистическом понимании истории, исходя из которого, историю возникновения, развития и исчезновения формаций и государств можно понять только из отношений собственности и соответствующих им отношений производства и общественных отношений, т.е. в чьих руках собственность, по их правилам и живут;
— это учение о капиталистическом производстве посредством прибавочной стоимости, отражающее главное производственное отношение капиталистического способа производства, отношение эксплуатации наёмного труда капиталом. Было доказано, что (цитирую Энгельса) «присвоение неоплаченного труда работодателями есть основная форма капиталистического способа производства и осуществляемой им эксплуатации рабочих» — (конец цитаты);
— это учение о диктатуре пролетариата, переходном периоде от капитализма к социализму-коммунизму;
— это лишь намеченное учение о социализме-коммунизме, которое должно стать наукой в переходный период.

ТЕПЕРЬ О ГОСУДАРСТВЕННОМ КАПИТАЛИЗМЕ
ПРИ КОММУНИЗМЕ В СССР

Учение о диктатуре пролетариата, переходном периоде от капитализма к социализму легло в основу возникшего на планете Земля после революции 1917 года советского государства – СССР. Согласно этому учению: «задача пролетарской революции» в следующем (цитирую из книги Ленина «Марксизм о государстве»):

Энгельс: «разбить», сломать буржуазную чиновнически-военную государственную машину, заменить её полнейшим самоуправлением внизу, на местах, и прямой властью вооружённого пролетариата, его диктатурой, наверху»;

Энгельс-Маркс: «пролетарская революция… превращение пролетариата в господствующий класс, завоевание демократии» (конец цитаты);

Маркс: «между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период. И государство этого периода не может быть ни чем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата»;

Маркс: «(парижская Коммуна) была… правительством рабочего класса, результатом борьбы производительного класса против класса присваивающего, она была открытой, наконец, политической формой, при которой могло совершиться экономическое освобождение трудаБез этого последнего условия (экономического освобождения труда) коммунальное устройство было бы невозможностью и обманом»;

Энгельс: «Первым шагом в рабочей революции является превращение пролетариата в господствующий класс… Пролетариат использует своё политическое господство для того, чтобы постепенно вырвать у буржуазии весь капитал, централизовать все орудия производства в руках государства… и возможно более быстро увеличить сумму производительных сил. Это может, конечно, произойти сначала лишь при помощи деспотического вмешательства в право собственности и в буржуазные производственные отношения… которое… неизбежно как средство для переворота во всём способе производства… Когда в ходе развития… всё производство сосредоточится в руках ассоциации индивидов, тогда публичная власть потеряет свой политический характер»;

Ленин (исходя из сказанного Энгельсом-Марксом): (цитирую) «Можно… выразить всё дело так: замена старой («готовой») государственной машины и парламентов Советами рабочих депутатов и их доверенными лицами. В этом суть!!».

Ленин: «Итак, диктатура пролетариата есть «политический переходный период»; ясно, что и государство этого периода есть переход от государства к негосударству»;

Энгельс: «государство (здесь имеется в виду пролетарское государство) есть лишь преходящее учреждение, которым приходится пользоваться в борьбе, в революции… пока пролетариат ещё нуждается в государстве, он нуждается в нём не в интересах свободы, а в интересах подавления своих противников, а когда становится возможным говорить о свободе, тогда государство, как таковое, перестаёт существовать»;

Итак, «Пролетариат берёт государственную власть и превращает средства производства прежде всего в государственную собственность». Что дальше? Власть пролетариата и государственная собственность на средства производства – это переходный период.

А дальше?
Дальше, государство исчезает (отмирает). «Общество по-новому организует производство на основе свободной и равной ассоциации производителей». Без экономического освобождения труда никакое коммунальное (ассоциированное, совместное, социалистическое) устройство невозможно и – обман (Маркс).

Что такое освобождение труда, организация производства на основе свободной и равной ассоциации производителей?
Маркс, обращаясь к рабочим, пишет (цитирую): «Вместо консервативного девиза: «Справедливая заработная плата за справедливый рабочий день!», рабочие должны написать на своём знамени революционный лозунг «Уничтожение системы наёмного труда!» (конец цитаты). Это подтвердил Энгельс в работах «Справедливая заработная плата за справедливый рабочий день», «Система наёмного труда», «Тред-юнионы», соответственно (цитирую):

«Итак, похороним навеки старый лозунг и заменим его другим: СРЕДСТВА ТРУДА – СЫРЬЁ, ФАБРИКИ, МАШИНЫ – ВО ВЛАДЕНИЕ САМИХ РАБОЧИХ!;

«… подлинное освобождение рабочего класса невозможно до тех пор, пока он не станет собственником всех средств труда – земли, сырья, машин и т.д., а тем самым и собственником ВСЕГО ПРОДУКТА СВОЕГО СОБСТВЕННОГО ТРУДА.»;

цитирую Энгельса дальше «…рабочий класс… должен, наконец, попытаться вырваться из… порочного круга (рабства) и найти выход в движении, направленном к УНИЧТОЖЕНИЮ САМОЙ СИСТЕМЫ НАЁМНОГО ТРУДА?» (конец цитаты).

Итак, освобождение труда — это уничтожение «системы наёмного труда». Уничтожение наёмного труда — это уничтожение «системы отчуждения прибавочной стоимости у производительного класса присваивающим классом», в каком бы виде он не являлся.

Уничтожение «системы присвоения неоплаченного труда» – это и есть уничтожение эксплуатации.

Понимать марксизм — значит понимать сущность эксплуатации, искать и находить пути её ликвидации.

Был ли освобождён труд в СССР?

Нет.

С самого начала было установлено (цитирую Ленина): «Все граждане превращаются здесь в служащих по найму у государства… одного всенародного, государственного «синдиката» (конец цитаты).

И это правильно при диктатуре пролетариата.

Но государство диктатуры пролетариата, «государственный капитализм при коммунизме» (определение Ленина), — переходная форма от капитализма к коммунизму, — не завершилась освобождением труда, производство не сосредоточилось в руках ассоциации индивидов, государство не стало исчезать.

Наоборот, диктатура пролетариата превратилась в диктатуру номенклатуры КПСС. Переходный период, усилиями номенклатуры КПСС, её учёных экономистов, её средств массовой информации превратился лишь на словах в социализм. Государство, вместо того, чтобы исчезать, превращаться в «негосударство» (выражение Ленина), становилось всё более «синдикатом», эксплуатирующим всё рабочее население СССР.

«Какому превращению подвергнется государственность в коммунистическом обществе? …Какие общественные функции останутся тогда, аналогичные теперешним государственным функциям?» На эти вопросы можно ответить только из практики переходного периода. И этот ответ должен был лечь в основу грядущего социалистического (коммунистического) способа производства, чтобы сменить отмирающее государство диктатуры пролетариата, государство «синдикат».

КПСС и учёные политэкономы СССР на этот вопрос не ответили.

Как и предполагали основоположники, переходное государство исчезло. Но не рабочий класс и весь народ стал собственником средств производства и властью. Почему? Потому что государство диктатуры пролетариата превратилось в государство диктатуры КПСС, и номенклатура, а не рабочий класс, превратила в 1993 году свою номинальную (государственную) собственность в свою реальную собственность и власть. Она одним махом уничтожила движение человечества в каждой его индивидуальности к свободе, здоровью и благополучию, предала своих великих учителей и весь рабочий класс.

Об отношениях собственности, производственных отношениях и отношениях распределения

в переходный период

«Все граждане превращаются здесь в служащих по найму у государства… одного всенародного, государственного «синдиката… с равной оплатой за равный труд» (Ленин, Государство и революция).

Но это лишь необходимая ступенька для дальнейшего движения вперёд. Совершается переход от «собственности и власти государства, работающего под коммунистическими лозунгами для народа» (первая фаза) к «собственности и власти народа, работающего для самого себя» (Ленин) (вторая фаза).

В СССР закрепилось государство и служащие по найму граждане

При Сталине произошло совмещение Ленинских понятий «собственности и власти государства, работающего для народа» и «собственности и власти народа, работающего для самого себя» (две фазы совместились).

По Сталину, советское государство «не эксплуатирует», а присваивает «что получается в предприятии сверх заработной платы», чтобы улучшить «положение всего рабочего класса в целом». Сталин отмахнулся от главного открытия марксизма, что именно присвоение, кем бы то ни было (частным капиталистом, государством), того, «что получается в предприятии сверх заработной платы» (прибавочная стоимость), и есть существо эксплуатации. Это и есть эксплуатация производителей прибавочной стоимости и прибыли. Хозяин средств производства не перестаёт быть эксплуататором на том основании, что он добрый и гуманный (пример с Оуэном).

Из этого вытекает, что основное производственное отношение между людьми (собственность) осталось капиталистическим, и Ленин правильно его охарактеризовал как «Государственный капитализм при коммунизме». Образовался совокупный капиталист, который присваивал создаваемые наёмными работниками в производстве материальные блага.

На этом суперкапиталистическом основании развились соответствующие ему производственные отношения: декреты, законы, указы, постановления, приказы и так далее КПСС и под контролем КПСС.

Теперьоб отношениях распределения в СССР.

Распределение связывает производство и потребление. Характер распределения и его формы, как известно, определяются господствующим способом производства. В СССР господствовал государственно-капиталистический способ производства при коммунистической идеологии. Средства производства принадлежали государству. Весь национальный доход присваивался государством. Совокупный общественный продукт распределялся государством в лице номенклатуры КПСС, которая раздавала всем по разумным, с её точки зрения, потребностям.

Да, из совокупного продукта прежде всего возмещались израсходованные в предыдущем цикле средства производства.
Да, примерно четвёртая часть национального дохода образовывала фонд накопления.
Да, примерно три четверти национального дохода образовывали фонд потребления.
Но именно в распределении чётко проявлялся капиталистический характер существующего в СССР способа производства.

Государство, управляемое номенклатурой КПСС, относилось к трудящимся, в том числе к рядовым членам партии, как капиталист: Труд был заранее тарифицирован (тарификация рабочих и работ). В основе тарификации – принцип оплаты «по труду» («по труду» я беру в кавычки, поскольку по труду распределялась установленная уже заработная плата. «Заработная плата должна быть заработанной» — это слова одного из наших главных «классиков» из Кремля). Словом, каждому работнику выплачивалась заработная плата в соответствии с тарификацией рабочих, работ и тарифными ставками.

По сути это ничем не отличается от капиталистической цены рабочей силы, которая после заключения договора с работодателем превращается в заработную плату, урезаемую или надставляемую работодателем по своему усмотрению (по обстоятельствам и взгляду работодателя на работника).

Прибавочная стоимость (а она неизбежно производилась в СССР, потому что без избытка продукта труда над издержками поддержания труда (зарплатой) нельзя рассчитывать на прогресс) полностью присваивалась государством и перераспределялось им невпопад. Люди (каждый человек) были отчуждены от средств производства, от результатов своего труда, от власти.

Падение СССР полностью связано с этой социальной несправедливостью в экономике.

Будучи отчуждённым, человек утрачивает заинтересованность в труде, что ведёт к низкой (по сравнению с потенциально возможной) производительности труда, падению эффективности экономики в целом.

Человек утрачивает интерес и к такому государству (которое сковывает путами сложившихся производственных отношений, диктуемых номенклатурой КПСС, его стремление к самомотивации). Именно это, исходя из марксистского материалистического понимания истории, привело к разрушению СССР.

Отчуждение каждого человека от средств производства, от результатов труда, от власти требовало своего разрешения. То есть надо было социальную несправедливость в экономике перевести в её противоположность: передать средства производства и результаты труда, а вместе с ними и власть, — людям. Вместо этого номенклатура КПСС развалила СССР, а народ, отчуждённыё от средств производства, согласился с этим в надежде на более справедливое будущее.

Я и сегодняшнее коммунистическое затмение (в буквальном смысле этого слова) считаю продолжением переходного периода, которое должно закончиться (эволюционно ли, революционно ли) выходом на социалистический путь развития, потому что другого пути у России, да и у планеты, нет. Об этом не говорит, а вопит и Россия, и вся мировая реальность.

Социализм. Это — общее владение средствами производства, отсутствие классов и эксплуатации. Здесь каждый прежний наёмный работник государства становится собственником-совладельцем общего имущества. Без этого народ не может быть собственником (работающим на самого себя) и властью.

Путь преодоления
отчуждения работника от средств производства.

Социалистический способ производства возникает из практики государственного капитализма при коммунизме СССР и из марксистского разоблачения тайны капиталистического производства посредством прибавочной стоимости.

Благодаря государственному капитализму при коммунизме, который характеризовался государственной собственностью, был единым синдикатом, в СССР создавалась возможность превращения наёмных работников этого государства-синдиката в его собственников-совладельцев.

Содержание и форма здесь изменились (цитирую Маркса): «никто не может дать чего-либо, кроме своего труда, и ничто не может поступить в собственность отдельного лица кроме индивидуальных средств потребления. Что же касается распределения их среди отдельных производителей, то здесь господствует тот же принцип, что и при обмене товаров. Известное количество труда в одной форме обменивается на равное количество труда в другой… Измерение здесь происходит с помощью равного мерила… труда… Для того, чтобы служить мерилом, труд должен быть определённым по продолжительности или по напряжённости, иначе он перестал бы служить мерилом» (конец цитаты) (К.М.,критика Готской программы)

Далее Маркс говорит, что это равное мерило для всех является равным правом каждого иметь одинаковую долю из общественного фонда потребления. Цитирую: «Но один человек превосходит другого в физическом или умственном отношении и, следовательно, в одно и то же время производит больше…» (конец цитаты). И это равное для всех мерило и основанное на нём равное право молчаливо признаёт естественной привилегией (цитирую) «неравенство индивидуальной одарённости, а потому и работоспособности (потому как) неодинаковых индивидов можно измерить только одинаковой меркой» (конец цитаты) (Критика Готской программы).

Чтобы это произошло, надо равное мерило, которое объективно формируется в экономическом процессе, найти и сознательно ввести в производственный оборот, оно должно быть и правом и конкретным производственным отношением. Это — величина общественно необходимого труда, необходимого средней рабочей силе для производства среднего количества какого-либо товара в единицу времени при среднем в данном обществе уровне умелости и интенсивности труда.

Только таким мерилом мы можем оценить труд каждого, в том числе необходимые средние издержки поддержания труда из общественного фонда потребления и избыточный труд над издержками поддержания труда, доставляемый «индивидуальной одарённостью и работоспособностью».

Данное равное мерило — это не злая или добрая воля частного капиталиста или государства-синдиката. Это — объективная величина, складывающаяся в процессе производства и обмена.

В Конституции СССР 1936 года (статья 12) было записано: «В СССР осуществляется принцип социализма: «От каждого – по его способности, каждому – по его труду»».

Разберёмся в понятиях.

Что такое в современном мире способности человека и что такое труд человека? Труд в марксистском понимании – это полезная деятельность, процесс, результатом которого является благо (потребительная стоимость) для потребителя этого блага и стоимость (меновая стоимость, выраженная в деньгах) для производителя этого блага. Чтобы результат труда превратился для одного в благо, а для другого в деньги, это благо должно стать товаром, т.е. должно быть реализовано на рынке, обменено на деньги покупателя.

Когда мы говорим: рынок зерна, рынок сахара, рынок автомобилей, мы имеем в виду, прежде всего, цену зерна, цену сахара, цену автомобилей. Таким образом, рынок, по сути своей, – это сложившаяся цена и место реализации для производителя (посредников опускаю) и покупателя. В результате один приобретает (не приобретает) благо (предмет потребления), другой приобретает (не приобретает) – деньги.

Способность к труду, или рабочая сила, в современном мире – это определённость, удостоверенная документами по специальности и квалификации. Поэтому смысл первой части принципа таков: «от каждого – по его специальности и квалификации». То есть каждый трудящийся при социализме даёт обществу то и столько, что и сколько способен дать в соответствии с полученными знаниями и степенью профессионализма. Но «способен дать» означает только одно: человек может делать то-то и то-то, и не означает: «дал» в полной мере, что способен дать в действительности. Поэтому в первой части принципа речь может идти только о средней умелости человека и в окончательном виде она должна звучать: «от каждого – по специальности и квалификации (средней умелости)…».

Советские учёные экономисты утверждали, что труд при социализме создаёт только потребительные стоимости (блага). Труд в таком определении – это бесконечное многообразие. Его результаты в материальном и духовном виде не сопоставимы и не сравнимы. Поэтому содержание труда рассматривалось через целый ряд количественных и качественных характеристик. Отсюда: «каждому – в соответствии с количеством и качеством его деятельности в общественном производстве». Именно так трактовала советская кафедральная экономика вторую часть принципа «каждому – по труду». Но это не соответствует истине.

Чтобы понять подлинный смысл второй части формулы и принципа в целом, надо ясно себе представлять, что человечество, в том числе будущее социалистическое человечество, на данном этапе своего развития, производит (и будет производить) не предметы потребления, распределяемые по доброй (злой) воле одних другим, а товары, реализуемые производителями потребителям, — в соответствии с объективными законами рынка.

В «Критике Готской программы» К.Маркс говорит, что при социализме (цитирую) «господствует тот же принцип, который регулирует обмен товаров, поскольку последний есть обмен равных стоимостей».

«Каждый знает, — пишет Маркс в «Капитале» (с.54), — если он даже ничего не знает, — что товары обладают общей им всем формой стоимости… а именно: обладают денежной формой стоимости» (конец цитаты).

Иными словами, не буржуазное право, закрепляющее и защищающее капиталистический порядок оплаты труда наёмных рабочих, лежит в основе социалистического принципа распределения благ, а познанный принцип обмена равных стоимостей (цитирую К.Маркса, Критика Готской программы): «здесь господствует тот же принцип, что и при обмене товарными эквивалентами: известное количество труда в одной форме обменивается на равное количество труда в другой» (конец цитаты).

Что это значит?
В современном мире «процесс потребления рабочей силы» (труд, деятельность) «есть в то же время процесс производства товара и прибавочной стоимости» (К.Маркс, Капитал). Если, например, действия экскаваторщика, шахтёра – видимая сторона, форма конкретной деятельности, то производство ими товара и прибавочной стоимости – её существо.

Напомню, что «избыток продукта труда над издержками поддержания труда (прибавочная стоимость) и образование и накопление из этого избытка общественного производственного и резервного фонда – всё это было и остаётся основой всякого общественного, политического и умственного прогресса» (Ф.Энгельс, Анти-Дюринг), что прибавочная стоимость выступает первоначально в стадии двуединства «товар», лежит в общей товарной массе.

Современное производство является товарным потому, что производит предметы для обмена: «для того, чтобы стать товаром, продукт должен быть передан в руки того, кому он служит в качестве потребительной стоимости, посредством обмена» (К.Маркс, Капитал). «Тот, кто продуктом труда удовлетворяет свою собственную потребность, создаёт лишь потребительную стоимость, но не товар» (К.Маркс, Капитал). «Каждый товар представляется с двоякой точки зрения: как потребительная стоимость и как меновая стоимость» (К.Маркс, К критике политической экономии). Следовательно, производя товар, каждый производит этим благо для потребителя и стоимость (в виде цены и будущих денег) для себя как непосредственного производителя. Что произведено, но не соответствует требованиям потребителя (качество, например) и самого производителя (не обменено на деньги), — не товар.

Поскольку для производителя товар представляет ценность и существует только как стоимость, постольку именно она является подлинным результатом каждой конкретной деятельности. Труд есть производство стоимости для непосредственного производителя. «Труд создаёт стоимость» (В.И.Ленин, Три источника и три составные части марксизма).

Подставим это определение результата труда в формулу первоосновы социализма. Получим: от каждого – по его специальности и квалификации (средней умелости), каждому – по произведенной им стоимости. В этом, и только в этом, — сущность социалистического принципа распределения благ: не по продукту труда, не по конечному результату как потребительной стоимости, не по множеству количественных и качественных характеристик деятельности и так далее, а по произведенной стоимости, а правильнее сказать, – по произведенной прибавочной стоимости.

Произведенная каждым трудящимся стоимость, как стоимость, произведенная производственным участком, цехом, предприятием, отраслью, государством, состоит из трёх частей. Одна часть соответствует стоимости потреблённых средств производства, вторая — стоимости рабочей силы в виде зарплат (гарантий), третья часть составляет прибавочную стоимость. Первые две части в социалистической системе производства – бесспорная принадлежность всех собственников-совладельцев (общего владельца) доступная каждому гражданину средств производства и предметов потребления.

Кому же принадлежит прибавочная стоимость (прибыль)? Всё учение Энгельса-Маркса, в том числе принцип социалистического распределения (присвоения), указывают чётко: её непосредственному производителю, добровольно израсходовавшему сверх общественно необходимой меры свою физическую, нервную, мозговую энергию, и — социалистическому обществу собственников-совладельцев, издержавшему остальное, что необходимо для общего производства и реализации товара, для превращения его, с одной стороны, в достояние потребителя, с другой – в денежный результат производителя. Общая часть прибавочной стоимости (прибыли) распределяется соответственно общественной необходимости и расходуется для развития производительных сил и улучшения благосостояния всех членов общества. Часть прибавочной стоимости (прибыли), принадлежащая непосредственному производителю, служит ему в качестве «средств к жизни и наслаждению» сверх необходимого (гарантированного) фонда жизненных средств.

Подчёркиваю: принадлежит эта часть прибавочной стоимости (прибыли) трудящемуся в силу того, что он, во-первых, собственник-совладелец средств производства, а во-вторых, потому что прибавочная стоимость является результатом исключительно личной инициативы, творчества, особенностей каждого, его сверхнеобходимых усилий.

Именно в сказанном — различие капиталистического и социалистического способов распределения благ: капиталистическая система подавляющему большинству устанавливает цену рабочей силы и воздаёт в рамках этой цены, заложенной в виде фонда заработной платы, а имущему меньшинству – по капиталу.

Подлинный социализм воздаёт каждому трудящемуся, работающему собственнику-совладельцу, – по его труду (по произведенной прибавочной стоимости), то есть вообще не так, как в мире капитала, где прибавочная стоимость отчуждается у тех, кто её создаёт, теми, у кого в руках средства производства. Именно в распределении (присвоении) по произведенной прибавочной стоимости — сущность и истоки социализма как способа высшей производительности труда: заинтересован непосредственно каждый. Капитализм заинтересовывает лишь единицы.

Что происходило в СССР на деле?

Прибавочная стоимость (прибыль) не принадлежала непосредственному её производителю. Она отчуждалась у трудящихся таким же образом, каким капиталисты во всём мире изымают её у наёмных работников. Прибыль полностью принадлежала государству – новому владельцу средств производства. Новый владелец проповедовал социализм и коммунизм, а владел, пользовался и распоряжался собственностью и вёл себя при распределении благ, как капиталист. Государство на словах признавало трудящихся равными устроителями нового социалистического общества, а на деле относилось к ним, как к наёмным работникам.

Итак, первооснова социализма «от каждого – по его способностям, каждому – по его труду» означает, по существу, «от каждого – по специальности и квалификации (средней умелости), каждому – по произведенной прибавочной стоимости».

Чтобы понять принцип окончательно, посмотрим внимательно на «Критику Готской программы» в части, касающейся темы распределения. По Лассалю: «в… коммунистическом обществе каждый работник должен получить… «неурезанный доход»». Маркс убедительно доказывает, что Лассаль не прав. Перечислив ряд необходимых вычетов из трудового дохода в пользу общества, Маркс говорит (цитирую): «Лишь теперь мы подходим… к той части предметов потребления, которая делится между индивидуальными производителями коллектива… Каждый отдельный производитель получает обратно от общества за всеми вычетами ровно столько, сколько дал ему» (конец цитаты). А что (сколько) даёт обществу каждый? Определённое количество товаров стоимостью «C+V+M». Следовательно, получить обратно от общества должно не только зарплату «V» (по типу: заработная плата должна быть заработанной), а из этого полного результата, включая «M». Следовательно, часть «M» — принадлежность непосредственного производителя прибавочной стоимости. Абсолютная величина этой части зависит от величины «M»: произвёл наибольшую прибавочную стоимость – много получи из прибыли; мало дал – мало и получи; не произвёл прибавочную стоимость вовсе – довольствуйся необходимой гарантией.

При распределении «индивидуальных предметов потребления между отдельными производителями… здесь господствует тот же принцип, что и при обмене товарными эквивалентами: известное количество труда в одной форме обменивается на равное количество труда в другой». То есть известное количество денег (гарантированная зарплата плюс часть прибыли в соответствие с произведенной прибавочной стоимостью), полученное, например, Сидоровым в течение года после реализации продукции, например, рукавиц, которые он произвёл, обменивается им на равное по стоимости количество благ по своему усмотрению.

Данный способ распределения – в порядке вещей (цитирую К.Маркса): «Один человек физически и умственно превосходит другого и, стало быть, доставляет за то же время большее количество труда. Равное право есть неравное право для неравного труда. Оно не признаёт никаких классовых различий, потому что каждый является только рабочим, как и все другие, но оно молчаливо признаёт неравную индивидуальную одарённость, а, следовательно, и неравную работоспособность естественными привилегиями» (конец цитаты).

Формула «от каждого – по специальности и квалификации (средней умелости), каждому – по произведенной прибавочной стоимости» — в данном прочтении является единственно верной с точки зрения марксизма, диалектики, логики и здравого смысла первоосновой подлинного социализма.

При социализме «Распределение, поскольку оно управляется чисто экономическими соображениями, будет регулироваться интересами производства, развитие же производства больше всего стимулируется таким способом распределения, который позволяет всем членам общества, как можно более всесторонне развивать, поддерживать и проявлять свои способности» (Энгельс, Маркс, соч., т.20, стр. 206).

Социалистический способ производства – это не экономика СССР. Это другая экономика, идущая за экономикой СССР. Это экономический персонализм, в основе которого лежат:
равное мерило (величина общественно необходимого труда), которое объективно формируется в экономическом процессе и в соответствии с которым каждому трудящемуся выплачивается не заработная плата, а гарантия;
— присвоение каждым прибыли в соответствии с принципом: «от каждого – по специальности и квалификации (средней умелости), каждому – по произведенной избыточной стоимости»;
— советский опыт единого неделимого хозяйствования.

Мы, Инициативная группа «Новые Коммунисты», исходим из главного открытия марксизма, которое гласит (цитирую Энгельса): «присвоение неоплаченного труда есть основная форма капиталистического способа производства и осуществляемой им эксплуатации рабочих» (конец цитаты). Неоплаченный труд – это избыток продукта труда над издержками поддержания труда, который производят трудящиеся.

Он им и принадлежит, именно тому, кто его непосредственно производит. Задача трудная, но она была решена и именно в переходный период. Именно практика советского хозяйствования подсказывала направление исследования: социализм вытекает из практики переходного периода в виде (форме) экономического персонализма.

13 апреля 2013. Москва.

В.С. Петрухин


Эдуард Нигмати <nigmati@mail.ru>3 янв. в 13:25
1) «Государственный капитализм при коммунизме» — нет такого определения Ленина, в сотый раз повторяю. Есть пять укладов, среди которых он выделил и государственный капитализм.И в сотый раз повторяю, его особенность только в том, что до 1917 года естественно существовал только государственный капитализм при капитализме. Строя, формации, способа производства под названием государственный капитализм не существовало, не существует и существовать не будет.Отсюда. Почему у Петрухина ни одна цитата не оформлена (Название, том, страница)? Это сознательный дуреж читателей или хроническая лень великого эконом-персоанлиста?В итоге-то оказывается как с государственным капитализмом.
Нет такого определения, доказано что нет, доказано в том числе и в рассылках, где лично Петрухин присутствовал, а ему по барабану. Он у вас адекватен?

Нигмати


Миляев Николай 4 янв. в 06:26
Из доклада В.И. Ленина XI съезду ВКП(б)
(источник найдете в материалах съезда)

А третий, дополнительный, это — по вопросу о государственном капитализме. Жаль, что на съезде нет тов. Бухарина, хотелось бы мне с ним немного поспорить, но лучше отложу до следующего съезда. По вопросу о государственном капитализме вообще наша пресса и вообще наша партия делают ту ошибку, что мы впадаем в интеллигентщину, в либерализм, мудрим насчет того, как понимать государственный капитализм, и заглядываем в старые книги. А там написано совершенно не про то: там написано про тот государственный капитализм, который бывает при капитализме, но нет ни одной книги, в которой было бы написано про государственный капитализм, который бывает при коммунизме. Даже Маркс не догадался написать ни одного слова по этому поводу и умер, не оставив ни одной точной цитаты и неопровержимых указаний. Поэтому нам сейчас приходится выкарабкиваться самим. И если обозреть в уме нашу прессу по вопросу о государственном капитализме одним общим взглядом, как я пытался это сделать, готовясь к настоящему докладу, то получается убеждение, что там стреляют совсем мимо, глядят совершенно в другую сторону.
Государственный капитализм, по всей литературе экономической, — это тот капитализм, который бывает при капиталистическом строе, когда государственная власть прямо подчиняет себе те или иные капиталистические предприятия. А у нас государство пролетарское, 85 на пролетариат опирается, пролетариату дает все политические преимущества и через пролетариат привлекает к себе крестьянство с низов (вы помните, что мы начали эту работу с комбедов). Поэтому-то государственный капитализм сбивает очень и очень многих с толку. Чтобы этого не было, надо помнить основное, что государственный капитализм в таком виде, какой мы имеем у себя, ни в какой теории, ни в какой литературе не разбирается по той простой причине, что все обычные понятия, связанные с этими словами, приурочены к буржуазной власти в капиталистическом обществе. А у нас общественность, которая с рельсовкапиталистических соскочила, а на новые рельсы еще не вошла, но руководит этим государством не буржуазия, а пролетариат. Мы не хотим понять, что когда мы говорим «государство», то государство это — мы, это — пролетариат, это — авангард рабочего класса. Государственный капитализм, это — тот капитализм, который мы сумеем ограничить, пределы которого мы сумеем установить, этот государственный капитализм связан с государством, а государство это — рабочие, это — передовая часть рабочих, это — авангард, это — мы.
Государственный капитализм, это — тот капитализм, который мы должны поставить в известные рамки и которого мы не умеем до сих пор поставить в эти рамки. Вот в чем вся штука. И уже от нас зависит, каков будет этот государственный капитализм.
Политической власти у нас достаточно, совершенно достаточно; экономических средств в нашем распоряжении тоже достаточно, но недостаточно умения у того авангарда рабочего класса, который выдвинут, чтобы непосредственно ведать, и чтобы определить границы, и чтобы размежеваться, и чтобы подчинить себе, а не быть подчиненным. Тут нужно только умение, а его у нас нет.
Положение, совершенно невиданное в истории: у пролетариата, у революционного авангарда, совершенно достаточно политической власти, а наряду с этим — государственный капитализм. Гвоздь вопроса в том, чтобы мы поняли, что это тот капитализм, который мы можем и должны допустить, который мы можем и86должны поставить в рамки,ибо капитализм этот необходим для широкого крестьянства и частного капитала, который должен торговать так, чтобы удовлетворять нужды крестьянства. Необходимо дело поставить так, чтобы обычный ход капиталистического хозяйства и капиталистического оборота был возможен, ибо это нужно народу, без этого жить нельзя.Все остальное не является для них, для этого лагеря, абсолютно необходимым, — со всем остальным они могут примириться.
ЛЕНИН, т. 45, стр. 84-86
……………………………………
Стр.98 и далее
Построить коммунистическое общество руками коммунистов, это — ребячья, совершенно ребячья идея. Коммунисты — это капля в море, капля в народном море. Они только в том случае сумеют повести народ по своему пути, если правильно определят путь не только в смысле всемирного исторического направления. В этом смысле мы наш путь определили абсолютно правильно, и каждое государство приносит подтверждение, что мы определили его правильно, и в нашей родине, в своей стране, мы должны этот путь определить правильно. Он определяется не только этим, а и тем, что не будет интервенции, тем, что мы сумеем крестьянину давать товар за хлеб.Крестьянин скажет:«Ты — прекрасный человек, ты защищал нашу родину; мы тебя за это слушались, но если ты хозяйничать не умеешь, то поди вон». Да, крестьянин это скажет.
Управлять хозяйством мы сможем, если коммунисты сумеют построить это хозяйство чужими руками, а сами будут учиться у этой буржуазии и направлять ее по тому пути, по которому они хотят. А если коммунист воображает, что я, мол, все знаю, потому что я — ответственный коммунист, я не таких людей побеждал, как какой-нибудь приказчик, а мы били на фронтах, и разве таких били, — то вот такое преобладающее настроение нас и режет.
Это — самая неважная часть дела, если мы эксплуататора обезвредим, ударим по рукам и обкорнаем. Это надо делать. И наше Госполитуправление и наши суды должны делать это не так вяло, как делают до сих пор, а помнить, что они — пролетарские суды, окруженные врагами всего мира. Это нетрудно, этому в основном мы научились. Тут должен быть произведен некоторый нажим, но это легко.
А вторая часть победы — чтобы некоммунистическими руками строить коммунизм, чтобы уметь практически делать то, что экономически делать приходится, — это находить смычку с крестьянским хозяйством, удовлетворить крестьян, чтобы крестьянин сказал: «Как ни труден, как ни тяжел, как ни мучителен голод, а я вижу, что власть хотя и непривычная, хотя и необычайная, 99 но от нее получается практическая, реально ощутимая польза». Нужно добиться, чтобы те многочисленные, во много раз превосходящие нас элементы, с которыми мы сотрудничаем, работали бы так, чтобы мы умели наблюдать их работу, чтобы мы понимали эту работу, чтобы их руками делалось нечто полезное для коммунизма. Вот в этом гвоздь теперешнего положения, ибо если отдельные коммунисты это и понимали и видели, то в широкой массе нашей партии этого сознания необходимости привлечения беспартийных к работе нет.

Н. Милянв


Эдуард Нигмати <nigmati@mail.ru>4 янв. в 12:41
Затрудните себя хоть раз полностью прочитать доклад Ленину съезду и дополнительные материалы которые я давал, относящиеся и ко времени до съезда с 1918 года и ко времени после съезда, январь 1923 года. И потрудитесь хотя бы для себя ответить, какие первые два урока, после которых урок государственного капитализма третий дополнительный.

Нигмати


Миляев Николай 4 янв. в 13:27
Я ответил на Ваше заключение: «Государственный капитализм при коммунизме» — нет такого  определения Ленина, в сотый раз повторяю. Есть пять укладов,  среди которых он выделил и государственный капитализм».Еще раз:
<.. . По вопросу о государственном капитализме вообще наша пресса и вообще наша партия делают ту ошибку, что мы впадаем в интеллигентщину, в либерализм, мудрим насчет того, как понимать государственный капитализм, и заглядываем в старые книги. А там написано совершенно не про то: там написано про тот государственный капитализм, который бывает при капитализме, но нет ни одной книги, в которой было бы написано про государственный капитализм, который бывает при коммунизме. Даже Маркс не догадался написать ни одного слова по этому поводу и умер, не оставив ни одной точной цитаты и неопровержимых указаний. Поэтому нам сейчас приходится выкарабкиваться самим…> А вот, как раз далее идет определение, что же такое «государственный капитализм при коммунизме» и чего Вы упорно не понимаете, сознательно или нет — это значения не имеет.

Н. Миляев


Эдуард Нигмати  <nigmati@mail.ru>4 янв. в 19:49 +03:00
Определения здесь особого все равно нет, да и не нужно. При капитализме — государственный капитализм уклад, и при коммунизме, т.е. при его первой фазе — уклад. Среди прочих других. Сам по себе он существовать  не может (!).
А разницу между первым и вторым вы все равно не там ищете. По Ленину эта разница чрезвычайно проста. При капитализме госкапиталистическое предприятие целиком принадлежит государству, или государство контролирует контрольный пакет. При социализме предприятие целиком принадлежит государству, но управляет им, арендовавший предприятие капиталист. После 34 года поищите такое предприятие в СССР…

Нигмати


Валентин Дьяченко <verin1947@mail.ru>5 янв. в 11:54:22 +0300
——— Пересылаемое сообщение ———
От кого: Валентин Дьяченко <verin1947@mail.ru>
Кому: Эдуард Нигмати <nigmati@mail.ru>
Дата: Mon, 05 Jan 2015 11:43:31 +0300
Тема: Re[2]: Что такое марксизм
По Ленину, элементами государственного капитализма являются собственность на средства производства «буржуазного государства, но без буржуазии», т.е. частных собственников средств производства, а также капиталистическое разделение труда, товарное производство и товарный обмен, ориентированные на стоимостные показатели. Эти элементы всегда оставались в советской экономике, которая ошибочно была названа Сталиным социалистической. Ленин предполагал с помощью элементов государственного капитализма создать экономический фундамент лишь для перехода к социализму, как первой фазе коммунизма, где с ними должно было быть покончено. Но этого не произошло в силу сталинских заблуждений.
Кстати, В России сразу после прихода большевиков к власти не было рабочего государства, а было государство рабочих и крестьян при подавляющем большинстве мелкобуржуазного крестьянского населения. Так, что Ленин в своем докладе ХI съезду партии чисто из агитационных соображений называл РСФСР рабочим государством. Позже он сам обращал внимание Троцкого, что у нас не рабочее, а рабоче-крестьянское государство, что из этого многое вытекает. Троцкий же ошибочно, по мнению Ленина, утверждал, что у нас было рабочее государство. Отсюда и его теория деформированного Сталиным рабочего государства. После сталинской коллективизации и индустриализации соотношение изменилось, появившийся новый рабочий класс был по сути орабоченным крестьянином с частнособственнической психологией. То же самое представляла собой и советская интеллигенция, т.е. онаученный крестьянин с той же психологией. Психология частного собственника превалировала в советском обществе. Поэтому марксизм не овладел и не мог овладеть массами, чтобы стать материальной силой, способной изменить мир. Массами овладели различные немарксистские мелкобуржуазные интерпретации, называемые творческим развитием марксизма. Основной такой интерпретацией является сталинизм. Под воздействием сталинской мелкобуржуазной интерпретации марксизма, называвшей государственный капитализм социализмом, основная масса советских людей в 90-х годах требовала частной собственности на ельцинских митингах. Она костерила КПСС, советскую власть и социализм. И мы получили, то, что получили. Этого не понимали и до сих пор не понимают сталинисты: ВКПБэшники, РКРПэшники КПСэсники, КПРЭфники. Разновидностью такой интерпретации марксизма являются и петрухинцы, а также прочие левые немарксистской направленности, сеющие мелкобуржуазные взгляды на социализм и коммунизм.

В.И. Дьяченко


5 янв. в 12:49
Александр Чижиков <chizhikov-av@mail.ru>
Кому:
Валентин Дьяченко <verin1947@mail.ru>

Валентин Иванович!
Ваша позиция, в оценке личности И.В.Сталина и понимание политэкономической сущности советской системы, совпадает с позицией ИГ «Новые Коммунисты». Это не раз подтверждалось нами.
Что же касается интерпретаций марксизма…..то на сегодня в России объективно существует и господствует только одна интерпретация марксизма — сталинизм! Все партии и движения , в подавляющем своём большинстве апологеты (разной степени и уровня) сталинизма.
Экономический персонализм /ЭП/ — есть творческое развитие марксизма на основе опыта СССР. Альтернативы ЭП на сегодня в мире нет! Утверждать, будто ЭП есть интерпретация марксизма есть глупость по ряду объективных оснований. Этот ряд объективных оснований активом ИГ «Новые Коммунисты» многократно раскрыты в материалах ИГ НК и получают подтверждение в практике пролетарского движения, в действиях авангарда интернационального пролетарского класса (в том, числе в событиях Юго-Востока Украины).
У вас, Валентин Иванович, нет собственной концепции творческого развития марксизма. С позиций только лишь одной критики сталинизма невозможно понять разработки творчески развиваемого марксизма. Марксизм позволяет увидеть и понять, что сталинизм есть лишь интерпретация марксизма. Чтобы увидеть и понять разработки творческого развития марксизма надо понимать исторический материализм и диалектическую логику марксизма в контексте видения политэкономии социализма на собственной основе.
Социализм на собственной основе раскрывается экономическими и методологическими разработками экономического персонализма.
Для абсолютного большинства (сталинистов и не сталинистов) СОВЕРШЕННО НЕЯСНО ЧТО ТАКОЕ СОЦИАЛИЗМ НА СОБСТВЕННОЙ ОСНОВЕ.

А.Чижиков.


Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: